Поиск

Король юмора

Поклонницы считают: «Комеди Клаб» и группа «Корни» – одно и тоже

Извечный вопрос, кто должен быть главным — муж или жена, для семьи Гарика Мартиросяна неактуален. Верховодит здесь — по крайней мере, так кажется со стороны — не Гарик и не его жена Жанна, а их дочка Жасмин. Это очаровательное создание в свои два года уже распевает песни Пола Маккартни, играет с папой в футбол и обожает наряжаться в красивые платья, чтобы потом выйти на середину комнаты и объявить: «Выступает принцесса!». Жасмин знает, что ее папа работает в «Комеди Клаб», о чем девочка охотно рассказывает во дворе своим приятелям, а еще она хорошо выучила слово «военкомат» — потому что папа часто произносит его по телевизору в одном рекламном ролике. Но Жасмин гораздо счастливее, чем большинство детей звезд, созерцающих родителей в основном на голубом экране. Сам Гарик признается: «Я хороший семьянин и стараюсь как можно больше времени проводить со своими девочками».По всей видимости, дело тут в традициях, впитанных им в родительском доме. Ведь у самого Гарика было на редкость счастливое детство. Вырос он в интеллигентной семье. Папа, специалист в области автомобилестроения, работал главным инженером и генеральным директором большого предприятия в Ереване. Мама была врачом, защитила кандидатскую диссертацию и справилась бы с докторской, если бы не Гарик и его брат — все-таки с двумя детьми «Двигать науку» затруднительно. Жили Мартиросяны в самом центре Еревана, в живописном районе, учился Гарик в самой хорошей ереванской школе. Благополучие было не только внешним. «У меня и в детстве не было ни единой проблемы! Только веселье и радость. Я играл в футбол и прятки, ходил на плаванье, бокс, карате, рисовал — в общем, жил в свое удовольствие», — рассказывает он.

Проучившись четыре года в художественной школе, Гарик всерьез решил поступать в Академию художеств, но мама с папой убедили его, что художник — не слишком надежная профессия. И он подал документы в Ереванский медицинский институт. «Тогда казалось, что профессия психиатра — именно то, что мне нужно, что заниматься психоанализом очень интересно. Но потом, проработав некоторое время, я понял, как это тяжело. И слава богу, что я не стал лечащим врачом! Не знаю, как я переносил бы все тяготы этой профессии с моим-то веселым и динамичным характером!»

На счастье, в этот переломный момент в его жизни появился КВН. В то время Ереван представлял собой уже не тот замечательный город, каким Гарик его помнил с детства. Шла война, в квартирах не было света, тепла и воды, хлеб продавался по карточкам. «КВН был нашим спасением. Мы с ребятами убегали таким образом от реальности, при свете свечи писали сценарии и играли в КВН до умопомрачения». Попав в 1994 году в Сочи на фестиваль КВН, Гарик больше всего был поражен тем, что из крана в гостинице идет горячая вода, что всюду светло, тепло и кипит жизнь.

А через три года Гарика, уже известного кавээншика, капитана команды и любимца публики, в том же Сочи ждал еще один приятный сюрприз — встреча с девушкой по имени Жанна, которая прилетела на фестиваль вместе с командой ставропольского университета, чтобы поболеть за своих. «Мы познакомились и три дня не отходили друг от друга, — вспоминает Жанна. — У меня было ощущение, что мы знакомы сто лет, нам было весело и интересно вместе. Но я сильно сомневалась, что из нашего союза получится что-то путное — Гарик жил в Ереване, я курсировала между Сочи, где жила, и Ставрополем, где училась… Поэтому решила, как Золушка, сбежать с бала, не оставив никаких координат». Промучившись и проскучав друг по другу целый год, они вновь встретились на следующем сочинском фестивале. « – Как ты могла уехать, не оставив мне своего телефона, я так страдал целый год, только о тебе и думал!» — воскликнул Мартиросян, увидев Жанну. А уже через два дня попросил ее руки. «Тогда мы провели вместе в общей сложности пять дней. Мне казалось, что он слегка торопит события, но я поддалась на его чары и согласилась». На помолвку, которая состоялась в Ереване, собрались обе семьи плюс все многочисленные армянские родственники Гарика. Гуляли так, что торжество больше походило на свадьбу. А вот с настоящим свадебным торжеством пришлось повременить. Уехав сразу после помолвки в Москву, влюбленные быстро расписались, но отпраздновать это событие времени не нашлось — начались гастроли команды «Новые армяне», и Гарик с Жанной отправились колесить по стране. Так свадьбу и «замотали». Прошло пять лет. А осенью прошлого года КВН проводил фестиваль на Кипре. «Нас вдруг как озарило — мы там будем 10 дней, рядом с нами будут все наши друзья, к тому же на Кипре есть очень красивая армянская церковь — почему бы нам не сыграть прямо там свадьбу?» На подготовку к торжеству и покупку красивого платья Жанне дали два дня. Она прочесала чуть не весь остров, но наряд нашла. Знакомые молодых предоставили для свадьбы свою виллу. Все получилось как в сказке. «О лучшем я и мечтать не могла, — признается Жанна. — Роскошный дом на берегу Средиземного моря, с огромным бассейном, парком и видом на море. Ребята все в черных костюмах, как мафиози, девушки в шикарных платьях. Родители, правда, приехать не успели, но мы решили, что такая пышная помолвка, как была у нас, вполне может сойти для них за свадьбу».

Если супругам с пятилетним стажем хочется праздновать свадьбу — это, согласитесь, многое говорит об их отношениях. Да и вообще Гарик с Жанной производят впечатление идеальной пары. Она заботливо готовит ему долму и прочие любимые им блюда. Он беспрестанно названивает ей, признаваясь, что соскучился. Идиллия, да и только! Трудно представить, что и у этой четы были свои трудности. Началось все с того, что Жанна затосковала по работе. «Гарик, как же так, у меня же диплом юриста, я же отличницей была, неужели я никогда не попробую свои силы в юриспруденции?» — стала она жаловаться мужу. «Мне бы очень хотелось, чтобы ты занималась домом и помогала мне в моих делах. Но если тебе так хочется, устраивайся на работу», — благородно ответил Гарик. И Жанна начала делать карьеру. «Я подавала большие надежды, и все меня хвалили, но была одна проблема, которая отравляла мне всю жизнь. Я уходила из дома в 7 утра, приходила в 7 вечера и к 9 уже дико хотела спать. А у Гарика, как у творческого человека, вся жизнь начиналась вечером. Днем он снимался, а придя домой, начинал писать сценарии, придумывать шутки и работал до 5 утра. То есть ложился где-то в 6, как раз когда я вставала. За три месяца, что я проработала в своей конторе, я мужа вообще не видела. Все наши общие друзья приходили к нам вечером, когда я уже была без сил, мы с Гариком никуда не ходили вместе. И, наконец, я поняла, что могу достигнуть высот в юриспруденции, но тогда потеряю семью». Жанна долго ломала голову, как бы потактичнее сказать начальству, которое уже намеревалось продвигать ее по службе, что увольняется. Но судьба все решила за нее — Жанна обнаружила, что беременна. Услышав эту новость, Гарик заявил, что немедленно отменяет все гастроли и все 9 месяцев будет рядом с женой. «Послушай, — говорила ему жена, — ты же врач, ты же понимаешь: беременность — это не что-то экстраординарное, не надо сдувать с меня пылинки, я хорошо себя чувствую». Но Мартиросян был непреклонен. А уж когда приблизилось время рожать, Жанна всерьез стала опасаться за здоровье будущего папы — он так волновался, что ходил белый как полотно, и Жанна переживала за него гораздо больше, чем за себя.

Из Гарика вышел сумасшедший — разумеется, в хорошем смысле этого слова — отец. Дочка для него все. Как бы Мартиросян ни был занят, каждый день обязательно уделяет ей время для игр в прятки и догонялки. «Спасибо Жасмин — она у нас чаще всего выступает в роли будильника, — смеется Жанна. — С утра Гарика невозможно поднять, и ни на какие уговоры он не реагирует. Тогда в спальню запускается дочка. Она начинает прыгать у него на голове, и ему волей-неволей приходится расставаться с подушкой. Жасмин хорошо знает, что после папиного подъема — ее время. Хоть полчаса, но он будет с ней играть». А вот по телевизору Жасмин видит папу нечасто — совсем уж недетский формат у передачи «Комеди Клаб». «Мы специально поставили ее в эфир после 10 вечера, чтобы взрослые зрители успели уложить своих чад в кроватки. Мне бы не очень хотелось, чтобы Жасмин в ближайшие несколько лет увидела наши передачи. Хотя жизнь сейчас вокруг такая, что наши шутки кажутся просто детским лепетом!»

Кстати, в то, что «Комеди Клаб» ждет успешное будущее, Гарик Мартиросян не верил очень долго. «В 2001 году, когда мы работали в программе Игоря Угольникова «Добрый вечер», я как-то зашел к своему приятелю Артуру Джанибекяну. Он, Гарик Харламов и еще несколько ребят сидели и обсуждали идею создать клуб по образу и подобию «стэнд-ап комеди» (есть у американцев такой жанр, когда артисты выходят в клубе на сцену и говорят о том, о чем в данный момент им хочется сказать). Я не очень-то поверил, что из этого что-то получится, но сказал: «Вы мои друзья, и, если вам надо, я буду выступать». И выступал. Совершенно бесплатно и не видя в этом никакой перспективы». Зато перспективу разглядел канал ТНТ, пригласив ребят к себе. И новый жанр снискал у зрителя исключительный успех. Даже в перенасыщенной всякого рода юмористами России резиденты «Комеди Клаб» быстро стали узнаваемыми и популярными людьми. «Все очень удивляются, когда узнают, что нашей программе всего полтора года. Почему-то думают, что мы существуем уже лет 40 или даже 700, настолько к нам привыкли». У ребят из «Комеди» небывалое для этого жанра количество молодых поклонниц, которые караулят аж у подъездов, рвут на части перед выступлениями и от избытка чувств норовят перевернуть автобусы с находящимися там артистами. «Такое ощущение, что мы не группа комиков, а такой большой мальчуковый попсовый коллектив, типа «Корней» или чего-то в этом роде», — удивляется Гарик. Бывает и наоборот, на Мартиросяна и его друзей кое-кто из зрителей обижается, мол, вы у меня шутку украли, я 20 лет назад за столом у тещи так пошутил, а вы теперь пользуетесь. «Мы сами пишем все, что говорим со сцены. Просто некоторые шутки лежат на поверхности. Ну вот вышел фильм «Дьявол носит Рrada», и все ринулись шутить на эту тему — и в КВН, и по радио, и в журналах. И получилось, что все хором примерно одинаково про одно и то же шутят. Но в нашем случае это абсолютно спонтанно, над нами нет строгих дядей, которые бы говорили что-нибудь типа: «Вчера вышел фильм, надо срочно отреагировать ударной шуткой». Или: «Мы провели опрос, и выяснилось, что у вас лучше всего шутки про автомобили получаются, а хуже всего музыкальные пародии». Мы сами решаем, что нам говорить». При том, что шутят Мартиросян и компания иной раз очень даже жестко и в основном под их прицел попадают звезды отечественного шоу-бизнеса, врагов среди коллег они пока еще себе не нажили: «Звезды адекватно оценивают все, что у нас происходит. Они понимают, что это не по злобе, это просто веселье, как на дружеской вечеринке. Когда мы говорим, что «группа «Чай Вдвоем» — уже взрослые люди и им пора перестать петь», это не значит, что мы правда так считаем, это юмор. И ребята из «Чая Вдвоем» на нас за это не обижаются. А если даже кто-то реагирует неадекватно, он этого не показывает. Может быть, он едет домой и плачет там, мы не знаем».

Помимо умения шутить у Гарика еще много различных талантов. Вспомнив о своих художественных способностях, он как-то раз вместе со своим товарищем по клубу Вадимом Галыгиным помог одному белорусскому модельеру «сочинить» модную коллекцию. В ней были представлены подтяжки в виде галстуков, джинсы с «расстегнутой ширинкой», юбка-жалюзи и много других забавных вещей. А недавно Гарик еще и запел. Впрочем, сам он относится к этому своему занятию весьма скептически: «Пою — это громко сказано. Я вообще с большим сомнением отношусь к тому, что происходит на постсоветском пространстве с эстрадой, вряд ли всех, кто там замечен, можно назвать певцами. И меня не надо так называть. Вот Лариса Долина — поет. А я балуюсь. Мы с Пашей Волей, правда, тут записали несколько песен, но они больше к хип-хопу и рэпу относятся, чем к вокалу. Может быть, я даже альбом выпущу, но в любом случае сильно сомневаюсь, что когда-нибудь музыка станет моей профессией. Я все-таки юморист, и пока этим очень доволен».

Назад

Еще?

Нет комментариев.