Поиск

Король юмора

27 марта, 2010

Гости выпуска – актер, режиссер и писатель Иван Охлобыстин и композитор Горан Брегович. Иван прокомментировал новость о борьбе президента Франции за французский язык, а Горан исполнил вместе с ведущими свою песню.

Общественная палата планирует отслеживать посещаемость заседаний Госдумы и Совета Федерации. По мнению Сергея Светлакова, депутаты всполошились и быстро набирают в Яндексе: как проехать до Госдумы? Ведущие уверены, что члены Общественной палаты могут воздействовать на депутатов: Алексей Пиманов может рассказать о прогульщиках в программе «Человек и закон», Зураб Церетели может изваять гигантского депутата, опаздывающего на работу, Вадим Самойлов – написать нелицеприятную песню, а Андрон Кончаловский – снять нехорошее кино. Вместе с тем, по мнению ведущих, инициатива Общественной палаты может быть просто опасна: если все депутаты одновременно придут на заседание, то выяснится, что мест в зале на всех не хватает, к банкомату – не подойти, в ювелирном – яйцу Фаберже негде упасть, а напротив – в Третьяковском проезде, в салоне «Ламбордини», будут давать только по два «Ламбордини» в руки.

Правительство Японии приняло программу по борьбе с трудоголизмом. Власти настаивают на том, чтобы граждане отдыхали положенные им 18 дней в году, а не 8,5 как сейчас. «Японцам запрещают работать, а они все равно после работы собираются по трое и идут к станку», – отмечает Иван Ургант. «А японские ночные сторожа: их запирают в будках, дают черно-белый телевизор, газету и водку, – продолжает тему Гарик Мартиросян. – А они ночью микросхемы собирают, и наутро из газеты, водки и черно-белого телевизора получается плазменная панель». Есть своя версия и у Светлакова: «Мужик вечером говорит жене, что идет к бабам, а сам – в лес, завод строить!» Сергей также представляет себе плакаты, развешенные на японских предприятиях: «Мать-трудоголичка – горе в семье!»

Общественная палата предлагает поделить МВД на две части, а должности начальников муниципальной милиции сделать выборными – как шерифы в США. Ведущие понимают, что одними шерифами дело не закончится: гаишников заменят ниндзя, вместо судебных приставов будут люди X, а вместо налоговой полиции – черепашки-ниндзя. Вспоминая инициативу Общественной палаты о подсчете опоздавших депутатов и сенаторов, Ургант предполагает, что в Общественной палате смотрели только два фильма – «Большая перемена» и «Уокер – техасский рейнджер».

Скандал в парламенте Великобритании: журналистам удалось подкупить трех лейбористов, и за несколько тысяч фунтов они могли рассчитывать на покровительство политиков и даже на встречу с Тони Блэром. По мнению ведущих, российские чиновники, гаишники, военкомы, преподаватели и даже нянечки в детских садах должны осудить британских коллег за столь ничтожные суммы взяток и обвинить их в демпинге.

Замглавы Мослесхоза получил 6 лет за вымогательство 650 тысяч долларов. «Это сколько же раз за эту сумму надо людей познакомить с Тони Блэром?» – поражен Мартиросян. По словам Урганта «британские чиновники верят, что если они будут себя хорошо вести, то после смерти их души попадут в Мослесхоз».

В гостях у программы – актер, режиссер, писатель Иван Охлобыстин. Ему предлагают прокомментировать новость о том, что президент Франции призвал биться за французский язык до последнего патрона. По мнению Саркози, наибольший урон французскому наносит усиление английского языка, который стал языком международного общения. Иван Охлобыстин считает, что французский все равно не мог бы стать языком международного общения, хотя бы потому, что в нем есть неблагозвучное для русского уха слово «perdu». Ведущие предлагают в знак солидарности с франкофонами отказаться от употребления в речи французских слов. Они просят Ивана Охлобыстина найти аналог слову «упс». «Это может варьироваться, – размышляет Иван. – В зависимости от того, на что сядешь».

Милицейским журналистам запретили пить на банкетах. Употребление спиртных напитков в ходе неформальной части мероприятий теперь приравнивается для них к пьянству на работе. «Эта новость вообще ставит под сомнение существование института милицейской журналистики, – считает Ургант. – Исчезли все стимулы к профессии». Но самый важный пункт нового регламента поведения милицейских журналистов – о том, что им запрещено подписывать свои именем чужие работы. «Сколько было случаев, когда в Третьяковке пьяный корреспондент писал на картине Саврасова «Водопьянов», – отмечает Ургант.

Назад

Еще?

Нет комментариев.